Мина замедленного действия

Суббота, 09 Ноя 2019 4:54

mina_zНе успели мы начать разговор о пользе ОПК в школе, как одного из модулей одногодичного курса ОРКСЭ, как слышу новость о проектах стандартов общего образования, опубликованных Министерством просвещения России. Согласно новому стандарту из шести модулей курса ОРКСЭ решено оставить два, а именно: светскую этику и мировую религиозную культуру.

Казуистика реформы

Возражать в таких условиях довольно сложно. Хотите, чтобы дети знали основное о религиях многонационального народа нашей страны – для этого предлагаем изучать мировую религиозную культуру (читай: культурный экуменизм в действии). Отвергаете какую бы то ни было религию – есть для этого светская этика (читай: предмет обо всем и ни о чем).
Не всякий родитель поймет подобную казуистику. Ведь все конституционные права соблюдены. Желания всех учтены.
Но, в принципе, все к этому и шло. Когда нет единой государственной концепции в идеологии, постепенно деградируют и в конечном итоге разрушаются все государственные институты и, в первую очередь, образование. Справедливости ради следует сказать, что в советский период такая концепция, имеющая целью воспитать строителя коммунизма, была. И воспитывали, и растили хлеба, и осваивали просторы Вселенной! И патриотизма не приходилось занимать у других.
Обо всем говорится очень поверхностно, без опоры на смысловой фундамент, ведь все смыслы хранятся в религиозной плоскости. Хорошо поговорить с детьми о дружбе, милосердии, но все это уже есть и в литературе, и в общество-знании. То есть получается толчение воды в ступе.
Что может получить четвероклассник и далее по возрастной лесенке ученик, изучая мировую религиозную культуру? Любой либерал скажет, что это даст возможность растить свободную (читай: прозападную) личность. А я, как простой учитель и гражданин, скажу, что это «поможет» растить людей, не имеющих духовного стержня, легко подверженных влиянию различных действующих сил.
Тут возникает вопрос: кому это выгодно, чтобы юный человек заблудился в лесу мировых религий, не составив ясного представления о вере своего народа, о православии, которое веками вдохновляло наш народ и укрепляло в смертельных схватках с врагом, спасало в годину лютых испытаний? Кому нужна эклектика, мозаика мировоззрений?
И если сегодня мои четвероклассники со слезами на глазах слушают о святом мученическом подвиге маленьких девочек, их ровесниц, Веры, Надежды, Любови, то, боюсь, их одногодки в будущем, вкусив плоды толерантности, воспримут этих мучениц напрасно загубившими свои юные жизни, а мудрую их мать Софию посчитают просто жестокой фанатичкой.

О чем печалился владыка Симон
Когда в 90-е годы началось возрождение церковной жизни в стране, от приснопамятного владыки Симона (Новикова) я услышала его горестную фразу, что, мол, плохо, что сейчас гонений на Церковь нет. Тогда я очень удивилась. Разве плохо, что возрождаются храмы, что по телевизору открыто и в положительном ключе говорят о нашей вере, что разрешено даже открывать православные школы?
Смысл этого духовного умозаключения стал открываться мне постепенно. В годы моей работы в Православной гимназии, когда школа практически просто выживала молитвами праведников, силами учителей-подвижников, родителей, произошел не то чтобы подъем, а просто взрыв служения православию, всему исконному, праведному. Это было время возрождения России, восстановления разрушенных храмов, разрушенных душ.
Проводились семинары, конференции для учителей. Приветствовался всякий опыт, всякая интересная методика. Спущенная сверху директива окрыляла даже неутомимых чиновников, стоящих теперь плечом к плечу в храмах со свечками.
Такая картина вырисовывалась во всех сферах нашей жизни. Мы свидетели тому, как в миру появилось много религиозной литературы, множество периодических изданий, все киоски переполнились церковными календарями, сборниками молитв святым от всех болезней. Появились православные каналы на ТВ, затем православные сайты в Интернете. Во всех супермаркетах появились постные продукты: постный майонез, постные голубцы, постные пирожки, постные конфеты и т. д. и т. п. Бизнес не отставал… Спасаться стали, как говорится, сытно, с комфортом.
И вот когда пришел момент нашего с вами расслабления, тогда и подложили давно заготовленную мину в виде нового стандарта образования. Пройдет ли сегодня этот новый закон? С большим прискорбием смею предположить, что да, пройдет. Конечно, Русская Православная Церковь выступит со своими соображениями, но ведь она отделена от государства, а школы у нас государственные.
«Все разрешено, все доступно, – говорят родителям, – водите детей в воскресные школы, препятствовать не будем, а светскую школу не троньте, там и так есть чем заняться. Пусть знакомятся с мировыми религиями, как с культурой, этим и ограничимся». Наступила эпоха толерантности. Но не путь ли это к тихому вымиранию?
Помню, в мою бытность учебы в педагогическом институте на курсе философии мы не то чтобы изучали, а поверхностно пробежались по всем мировым религиям. Тягостное у меня, еще совсем молодой, было чувство. Оживилась я только тогда, когда услышала из уст преподавателя, что один наш студент, «загубил, дурачок, свою жизнь», бросил институт и ушел в монахи. Его вроде осуждали, а у меня в душе тогда такое теплое чувство возникло! Мне сразу вспомнились и бабушкины куличи, и крашеные яйца. Я подумала: «Какой смелый человек!» – и встала мысленно на его сторону. Вот такой обратный эффект. Так что пусть все душители православия не сбрасывают со счетов промысла Божьего и искания правды русским человеком. Бог и плохое так повернет, что еще лучше будет.
Но будет ли такое внутреннее чувство у современного подростка, идеологического младенца, которому пытаются дать твердую пищу?
В Евангелии сказано, что не «устоит дом, построенный на песке» (Мт. 7:27-27).
Таким храмом знаний на прочном фундаменте была когда-то наша русская школа, которая прежде всего воспитывала, ковала в своих стенах будущее государства.

Славное прошлое и неопределенное будущее
Никто не поспорит со мной по вопросу избалованности и закормленности сегодняшней нашей молодежи. И в прямом, и в переносном смысле. Это отмечается всеми. Дети не знают настоящего физического труда, ни в чем не имеют отказа, им все достается легко. Посмотрите, что убирают со столов после обеда в школьной столовой: нетронутый суп, несъеденные котлеты, брошенный хлеб.
Мне запомнилось меню первого завтрака (в шесть утра) в Императорском женском училище Санкт-Петербурга в XIX веке: ломтик черного хлеба и стакан молока в обычные дни и ломтик черного хлеба и стакан чая в пост. А ведь там обучались девочки из богатых, как правило, дворянских, семей. Что же наши современные дети, далеко не дворяне, хлебом бросаются?..
Во все времена святые говорили о том, что духовная жизнь – это, прежде всего, труд и молитва. Даже просто обычный физический труд уже обогащает человека, потому что это всегда преодоление, работа тела и духа.
С чувством ностальгии вспоминается мне наше трудовое детство. На уроках биологии, труда, на летней отработке мы с удовольствием копались в земле – пололи, рыхлили, собирали урожай. Периодически нас посылали на овощную базу сортировать овощи и фрукты.
Это все практически ушло из нашей современной школы.
Чем был плох в советское время Тимур его команда? Даже очень неплох. А трудовые будни воспитанников детского дома под руководством выдающегося педагога Макаренко? Они тебе и башмаки шили, и часы чинили, и к чему только свои руки ни прикладывали.
Бывшие хулиганы, беспризорники выращивали цветы в собственной оранжерее! Воистину, не даром хлебушек жевали. Мы же все права ребенка боимся нарушить. Нельзя использовать детский труд! Даже закон о ювенальной юстиции сегодня понимается превратно, в котором у детей одни права без обязанностей. А в царской России он существовал для усмирения распоясавшейся молодежи. Каждый отец за плохое поведение своего сына мог подать на него в ювенальный суд, который и решал судьбу юного нарушителя. Это была пятая заповедь Закона Божьего в действии.
Трудовые будни ушли, скоро и сам учитель может уйти. Появится ученый робот-биолог, робот-литератор, робот-директор, и скажут они хором, что человек – это отживший экземпляр старого мира, пора бы и ему переформатироваться. Так что все фантастические фильмы о том, как роботы захватывают мир людей, не так уж и фантастичны. Продвигаясь такими темпами и методами, мы можем стать свидетелями уничтожения живой человеческой души.
Размывание духовных критериев, превращение греха в норму, пресловутая свобода выбора – все эти апостасийные признаки проявляются сегодня во всем мире. Вспомним, что сейчас творится в братской Украине. Русофобская политика, вседозволенность, доведенная до крайности, фашистские марши, выходы и входы Украин-ской церкви из-под одной юрисдикции в другую, воинствующие секты, в конечном итоге война и трагедии в каждой семье – это ли не продукт либеральной идеологии! А ведь и там все начиналось со свободного выбора, с «духовного разнообразия».
Это же духовное разнообразие предлагают сейчас нам, россиянам, на образовательном уровне: смешать все религии и накормить наших детей этой экуменической кашей, глядишь, они ею и срыгнут.

В заключение хочу обратиться к учителям.
Дорогие мои коллеги! Не важно, какой предмет вы ведете, важно, есть ли место Богу на ваших уроках. Посмотрите, как преподаватель изобразительного искусства, музыки виртуозно может раскрыть всю красоту Божественного замысла на примерах истинных шедевров. Так же физикам и математикам, не говоря уже об учителях гуманитарного цикла, достаточно материала. Неумолимость и совершенство физических законов во всей Вселенной – поле познания Бога! Учитель воспитывает и своим интеллектом, и внешним видом, и всем своим духовным содержанием. Так что не будем унывать, а будем вооружаться, пока нас не заменили роботы.
Ко всему нам, учителям, надо приложить горячее сердце и не бояться ничего. Вырвать из души русского народа Христа никому не под силу!
Софья Никулина

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв