Оцифровка продолжается: Госдума одобрила законопроект закон о едином реестре населения в первом чтении

Среда, 16 Окт 2019 12:13

ocifrovka_prodoljaetsyaЛоббисты «цифровой экономики» приближаются к мечте, которую озвучил вице-премьер Максим Акимов: «Контроль (народа) от первого вздоха до гробовой доски».
Во вторник, 17 сентября «народные избранники» практически единогласно (за исключением саботировавшей голосование фракции КПРФ) приняли в первом чтении проекты законов, приближающие лоббистов «цифровой экономики» к мечте, которую недавно озвучил вице-премьер Максим Акимов: «Контроль (народа) от первого вздоха до гробовой доски». Речь о ПФЗ № 759897-7 «О едином федеральном информационном ресурсе, содержащем сведения о населении РФ», а также о ПФЗ № 748684-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ (в части формирования сведений о трудовой деятельности в электронном виде)». В ходе обсуждения цифролоббисты от Правительства держались уверенно, даже не удосуживаясь внятно отвечать на острые вопросы. Увы, их позиции во власти, цементируемые словами президента о необходимости «большого рывка» страны в цифровое будущее, на сегодня очень сильны.
Почему нельзя принимать законопроект о формировании единого реестра населения, мы подробно рассказывали ранее – в аналитической записке и в образце заявления в органы власти. Вкратце напомним: законопроект вводит принудительный сбор персональных данных граждан, обработку оператором (Федеральной налоговой службой) в одной базе множества не совместимых друг с другом категорий данных. По заключению экспертов движения «Комитет по защите персональных данных» законопроект создает угрозу личной и национальной безопасности, нарушает неприкосновенность частной жизни граждан, нормализует разделение общества на касты через «специальные категории» в реестре и т.д.. Впрочем, первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко, представлявшая этот проект цифролоббистов в Думе, иначе трактовала его задачи.
«Уже много лет назад планировалось создание единого федерального информационного ресурса, содержащего сведения о населении РФ. Еще в 2006 году, принимая закон о персональных данных, законодатель предусмотрел возможность создания государственного регистра населения, правовой статус которого должен устанавливаться федеральным законом. Целью формирования этого ресурса является создание системы учета сведений о населении, обеспечивающих актуальность, достоверность, а также гармонизацию сведений всех государственных и муниципальных информационных систем.
Таким образом, все данные о человеке у нас выстроятся в одну цепочку. Кроме того, в него будут включаться сведения об иностранных гражданах и лицах без гражданства. Для создания инфраструктуры ресурса будет использоваться инфраструктура системы реестра ЗАГС. Также это будет основой относительно гармонизации сведений о гражданах во всех иных госресурсах, что сократит сроки оказания госуслуг, повысит их качество»,
– такими известными мантрами Нестеренко пыталась добавить позитива в обсуждение.
Содокладчик, председатель Комитета ГД по информационным технологиям Леонид Левин предрек конец эпохи прямого общения граждан с живыми чиновниками и переход на «проактивный» (автоматический) алгоритм оказания госуслуг.
«Цель – максимально уменьшить бумажный документооборот, обеспечить работу госорганов с конкретным физлицом и юрлицом как «службу одного окна»: посещать ведомства больше не потребуется, система в автоматическом режиме будет обеспечивать каждому конкретному человеку необходимые ему госуслуги в электронном виде», – подчеркнул Левин.
То есть без создания реестра, куда помимо СНИЛС, ИНН, полиса ОМС и прочих «личных идентификаторов» также «сливаются» сведения о семейном положении, родителях, детях и образовании гражданина, госуслуги оказывались из рук вон плохо, а теперь мы наконец заживем? Весьма спорно, хотя депутату от ЛДПР Игорю Торощину и этого показалось мало – он спросил у Нестеренко, планируется ли добавить в реестр информацию из ГИБДД, Росреестра для «объединения всей информации по гражданам в одной базе».
«Да, как раз эту цель законопроект и преследует», – не моргнув глазом ответила Нестеренко. Тут бы высокопоставленной чиновнице вспомнить о передовом опыте «уважаемых партнеров» и рассказать депутатам, что в Великобритании после нескольких лет аналогичного эксперимента парламент прямо назвал единый реестр идентификации населения «оруэлловским» и наложил вето на его дальнейшую работу. А в Германии Федеральный Конституционный суд еще 30 лет назад постановил: единого средства сохранения всех данных о личности не должно быть, т.к. каждый гражданин по конституции имеет право на информационную тайну, а государство, в свою очередь, не вправе следить за гражданами, собирать и в централизованном порядке сохранять данные о них. Аналогичную позицию занимают власти Франции и США, прекрасно сознавая, что главная задача внедрения подобных единых реестров – «усиление полицейского надзора» над населением.
Далее за коллегу из Правительства отдувался глава ФНС Михаил Мишустин, структуре которого отведена роль оператора насаждаемой системы. Он попытался успокоить православных и вообще всех лиц, которые по личным убеждениям не хотят идентифицироваться по личному номеру.
«Единый реестр населения не предусматривает какое-то получение номеров. Речь идет о гармонизации идентификаторов и базовых сведений в одном ресурсе для того, чтобы это было удобно человеку», – сообщил Мишустин.
Замечательно выходит: сами граждане будут ни сном, ни духом о том, какое досье на них собирают госорганы, и никак не смогут легально это выяснить (доступ гражданина в единый реестр населения закрыт, механизмы запроса из него персональных сведений в ПФЗ не прописаны). Собранные персональные данные фактически уже не будут нам принадлежать, а г-н Мишустин при этом продолжает вешать лапшу об «удобстве человека».
Затем наступила очередь Нестеренко держать удар. Вопрос депутата Михаила Шеремета, заметим, звучал весьма актуально.
«Хотелось бы уточнить: переход на качественно новый уровень начисления налогов на доходы физических лиц – что это обозначает? Хотелось бы более убедительное обоснование внедрения такой системы. Данные, которые вы перечислили, нет никакой необходимости собирать – они и так находятся в ведомствах, в их предметном ведении. И самое важное – вы будете спрашивать людей, хотят они или не хотят, чтобы их данные собирали и аккумулировали? Особенно с учетом последней тенденции – практика показывает, что сохранить информацию в полном объеме мы не можем – постоянно происходят утечки», – резюмировал Шеремет.
Замминистра финансов попыталась отбиться: «Что касается записи о гражданах – реестр населения ни одной новой записи не формирует. Он делает связи между записями, которые уже сформированы в электронном ЗАГСе, и другими. Фактически это создает, прежде всего, для самого гражданина, для того чтобы оказывать государственные услуги, правильный, значит, посыл… точность формирования того человека, который, собственно говоря, или платит налоги, или которому оказывают услуги, и это чрезвычайно важно.
Что касается налоговой составляющей – действительно, Указом президента именно в связи с улучшением налогового администрирования была поставлена задача создания реестра ЗАГСов. Это чрезвычайно важно в том числе в рамках страховых взносов, уплаты налогов, потому что каждый человек у нас является налогоплательщиком или плательщиком взносов».
Как видим, снова сплошная вода в ответе – дескать, нам надо точно «человека формировать», а то вдруг он налоги куда-нибудь не туда заплатит. По факту делаем выводы: убедительного обоснования улучшения собираемости налогов в результате принятия законопроекта Нестеренко приведено не было, спрашивать граждан об их желании числиться в едином реестре никто не намерен.
Затем коммунист Николай Осадчий обратил внимание правительственных докладчиков на угрозу нацбезопасности
«Законопроект предполагает концентрирование сведений о гражданах из разных, отдельных баз данных в одном ресурсе, в одних руках. Не повысит ли это уязвимость собранной информации, каковы гарантии, например, от зарубежного вмешательства в эту единую базу данных? Разве Россия сегодня уже достигла полной независимости в информационных технологиях?», – поинтересовался Осадчий.
«Единый реестр не собирает все (персональные) данные граждан, он их конвертирует. Чтобы обеспечить надежность хранения, вместе с базовыми данными применяются идентификаторы (ID)» , – снова неубедительно прозвучала Нестеренко.
Одним из последних задал вопрос вице-спикер Петр Толстой, ранее делавший много заявлений против безоглядной оцифровки населения:
«У нас в законе о персональных данных четко сказано о недопустимости объединения информационных баз с несовместимыми между собой целями. Речь фактически идет о том, что предлагаемый вами сегодня закон становится модельным, остальные будут переписываться под него. Так ли это и насколько такая перспектива видится вам безопасной для частной жизни граждан России?», – спросил Толстой.
Нестеренко снова попыталась сбросить градус дискуссии: «Реестр не аккумулирует все данные, он создает цепочки, по которым в отношении этого человека можно найти сведения в разных госсистемах. Мы не объединяем, мы тропинку туда прокладываем – вот и все».
Вот и все – никакой ответственности за возможные утечки ПД – они ведь просто «прокладывают тропинку». Удивительно, но неубедительная Нестеренко в итоге смогла убедить практически всех депутатов, в том числе задававших каверзные вопросы, проголосовать за единый федеральный реестр населения. Как говорится, либо горячее обсуждение было хорошо поставленным спектаклем с заранее известным финалом, либо одно из двух.
Итоги голосования были ожидаемы. «За» проголосовала фракция «Единой России» в полном составе, включая представляющих консервативно настроенных россиян Наталью Поклонскую, Виталия Милонова и Петра Толстого. В одной упряжке с ними оказались ЛДПР и «Справедливая Россия». В КПРФ назвали документ недоработанным (т.к. в нем не прописан детально порядок предоставления сведений в реестр) и также по традиции проигнорировали голосование.
По схожей схеме, только гораздо быстрее по времени, депутаты одобрили в первом чтении проект закона о переходе на электронные трудовые книжки с 1 января 2021 г. (чтобы работодатель продолжил вести книжку на бумажном носителе, работнику необходимо подать об этом заявление до конца 2020 г.). Зюгановцы также предпочли не голосовать по данному документу. Единственным депутатом, нашедшим смелость открыто подать голос против обоих законов, оказалась коммунистка Ольга Алимова.
Вот такой получается, мягко говоря, не самый оптимистичный расклад сил перед рассмотрением в Думе законопроектов о «цифровом профиле» гражданина, готовящемся в Правительстве узаконении электронных паспортов и Национальной системы управления данными (НСУД) – мегаплатформе, сливающей воедино 800 видов персональных данных россиян. Но это не значит, что патриоты-консерваторы должны опускать руки. Мы-то прекрасно знаем, что заявления против токсичных цифровых законопроектов уходят в парламент сотнями, если не тысячами. И в преддверии второго чтения все, кто не успел, могут написать «народным избранникам» (заявление против единого реестра + аналитика от ОУЗС). Борьба за Русь Святую – не цифровую – только начинает разгораться.
РИА Катюша

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв