«Ювенальная юстиция – не угроза, она уже существует в России»

Вторник, 06 Июн 2017 22:05

Елена-МизулинаСенатор Мизулина:
 Западный опыт подтверждает, что если система ювенальной юстиции приобретает неограниченные полномочия, то она будет неизбежно ими злоупотреблять. Об этом заявила заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина 30 мая на пресс-конференции, посвященной презентации итогового альтернативного доклада об изъятии детей из семей, передает корреспондент ИА REGNUM.
Сенатор подчеркнула недопустимость искусственной поддержки структур, обеспечивающих изъятие ребенка из семьи и его содержание. В России происходит именно это, механизм ювенальной юстиции работает, и все более становится очевидно, насколько он опасен.
«Сколько вам нужно в этом году детей-сирот, чтобы обеспечить наполняемость учреждений, столько их и будет», — говорит Мизулина.
Более того: в 2014 году было принято постановление правительства, в котором организациям для детей-сирот было разрешено осуществлять дополнительные виды деятельности, в том числе работать с семьями этих детей, осуществлять консультативную помощь, а это все — дополнительные деньги. А это, в свою очередь, позволяет сохранить инфраструктуру и кадры. О кадрах, конечно, надо заботиться, но не за счет разрушения семей. Однако происходит именно это.
Механизм изъятия простой: как правило, поступает сообщение о нарушении. Это сообщение поступает в органы опеки и попечительства (причем органы системы профилактики, а ведь органы опеки и попечительства могут отдавать свои полномочия по выявлению другим организациям), поэтому сообщения лишь множатся: система обеспечивает себе работу. Число этих обращений растет, уже в 2016 году их было 147 тысяч.
По информации из регионов, почти по каждому сообщению проводится обследование условий жизни семьи. Как правило, а в некоторых регионах без «как правило», выходит мобильная бригада, не открыть которой родители не могут:
«Проводится обследование условий жизни, по результатам которого может иметь место изъятие», — описывает сенатор.
Из всех изъятых детей в течение года в семьи возвращаются порядка 40%, причем чаще всего ребенка забирают в различные институциональные учреждения «для социальной реабилитации». Из них были возвращены родителям 58,8%.
«Хорошо или плохо, но поскольку это делается принудительно, я не думаю, что родители счастливы от такого рода изъятий, как и дети», — указывает Мизулина.
Практика изъятий является прямым следствием успехов государственной политики по разрешению проблем социального сиротства. Это — то самое, отмеченное еще в 2013 году президентом РФ, недопустимое паразитирование на проблемах, которые могут возникнуть в семье.
Ювенальная система при этом является недешевым инструментом (не случайно она есть не во всех странах). Даже чисто с финансовой стороны государству было бы выгодней поддерживать кровные семьи. Так, кровная семья с двумя детьми государству обходится в 8,725 рубля чистых выплат, приемная с двумя детьми — в 58,815 рубля, а в детском доме содержание двоих детей стоит уже 65?500 в месяц. За год ситуация другая: кровная семья — 104.770 рублей (до достижения ребенком возраста полутора лет за некоторыми исключениями), приемная — обходится в 6 раз дороже, а содержание в детском доме — больше в 8 раз. Суммы гигантские. Расходы на поддержание системы профилактики, на социальное обслуживание семей, на всю систему «ювеналки» исчисляются миллиардами рублей — а возможно, и больше.
Изъятие ребенка из семьи и помещение его в приемную семью или детский дом должно быть исключительным случаем, нельзя искусственно поддерживать эти институты и разрушать кровные семьи. Ведь главное здесь — даже не только затраты бюджета. За эту систему платят семьи, прежде всего — своим несчастьем и горем своих детей. Но ведь это бюджетные деньги, а значит, родители сами платят за то, что кто-то будет заниматься их детьми (кстати, родителей могут даже не допустить до процесса «нормальной, положительной реабилитации ребенка»).
«Конечно, есть семьи, где есть жестокость и безобразное отношение к детям. Но я могу вам сказать, что по числу лишений родительских прав в 2016 году таких родителей (а это официальная статистика) — 157, а в 2015-м — 138», — обрисовывает Мизулина истинные масштабы жестокости и домашнего насилия в семьях, которые преувеличиваются, чтобы наполнять кадрами и работой систему.
Какие риски стоят перед российскими семьями, с учетом такого хорошо отлаженного механизма? Необходимо иметь в виду, что система может работать автономно, она способна «подкручивать» оборот детей, поэтому в группу риска попадают очень многие семьи. И не только малоимущие, но и семьи, проживающие в коммунальной квартире или в общежитии; семьи в процессе развода; семьи, где один родитель потерял работу или заболел; где у детей есть отклонения в поведении; где в квартире нет ремонта, соответственно у ребенка нет нормальных условий; где ребенка воспитывают бабушки или дедушки. Критерии очень свободны, подавляющее большинство российских семей могут им соответствовать. Причем методика оценки риска семейного благополучия используется не только чиновниками при изъятии детей, но и даже судьями.
Практика показывает, что примерно 50% изъятых детей отбираются из семей с одним родителем, а 25% — из многодетных. Кстати, бабушка и дедушка тоже не являются законными представителями, поэтому даже родителям, отдающим детей бабушке на лето, тоже есть чего опасаться.
Очевидно, что систему необходимо менять, и для этого необходима ее полная перезагрузка. С акцентом не на изъятие, а на формирование условий, в которых будут существовать центры, куда люди могут обратиться за помощью. Но у людей должна возникнуть потребность обратиться, это не должно быть навязанной «услугой». Если в семье нет угрозы преступления — то семьи нельзя принуждать. Сенатор подчеркивает, что механизм должен быть не ювенальным, а поддерживающим семьи, которым нужна поддержка.
Для этого требуется системное изменение федерального законодательства, прежде всего Семейного кодекса (в обход которого была создана ювенальная система). Без изменений законов попытки изменить постановления правительства обречены на провал: одно отменяется, другое с легкостью создается. Необходимо также переформатирование всей инфраструктуры. Что действительно нужно — это поддерживать благополучие в семьях, а не изымать детей.
По сути, необходимо вернуться к российской традиции, где ребенок и семья — одно целое:
«Вернуть ребенка в семью и тем самым восстановить гармонию семейных отношений», — призывает Елена Мизулина

Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв