Прививка: не навреди

Пятница, 08 Мар 2013 1:34

Галина Борисовна   КирилличеваСреди медицинской и православной общественности до сих пор нет единого мнения в вопросе о пользе или вреде прививок. Несмотря на то, что и Общество православных врачей России, и некоторые церковные авторитеты являются активными сторонниками вакцинации, альтернативное мнение все же существует.

И основано оно вовсе не на «мракобесии» или «бабьих баснях». Пример тому – позиция иммунолога, доктора медицинских наук Г.Б. Кирилличевой. 

Занимаясь более 30 лет исследованиями влияния иммунотропных препаратов (вакцин и иммуномодуляторов) на различные показатели иммунно-нейро-эндокринной системы, Галина Борисовна – не без Воли Божией – пришла к неутешительному выводу: массовая вакцинация и бездумное использование иммуномодуляторов постепенно уничтожают резистентную (устойчивую к инфекциям) прослойку общества.

Опровергая стереотипы

– Расскажите, с чего все началось? Почему Вы, доктор медицинских наук, отрицаете «азбуку» мировой педиатрии и эпидемиологии, выступая фактически против прививок?

– Я не выступаю против прививок, я лишь предупреждаю об их последствиях. Вообще в настоящее время исказилось представление о предназначении вакцин: из средства экстренной специфической профилактики они стали средством массового планового применения, и это может стать просто губительным. Когда-то я, как и большинство медиков, верила в то, что прививки «победили» оспу, и только вакцинация спасает человечество от страшных эпидемий. С подобным убеждением я и начала свои исследования по изучению свойств иммуномодуляторов и вакцин. Однако результаты исследований вынудили меня расстаться со стереотипами. Стало очевидно: идея о том, что все инфекционные агенты будут побеждены путем вакцинации, была и остается мифом. Наш многолетний опыт экспериментального изучения вакцин различной структуры и происхождения показал, что вакцины – это не средства, повышающие резистентность (устойчивость) организма к различным инфекциям, а средства, изменяющие ее. Причем, не в лучшую сторону.

– В чем заключались Ваши исследования? Можно ли описать их понятным языком, доступным далеким от медицинской науки читателям?

– Экспериментов было множество, но я попробую их обобщить и объяснить, так сказать, «на пальцах». Итак, берем две группы мышей. Одной группе мышей – опытной – вводим определенную вакцину, а затем заражаем возбудителями различных бактериальных или вирусных инфекций. Другую группу – контрольную – лишь заражаем (без предварительной вакцинации). Результат эксперимента был одним и тем же: гибель в опытной, т.е. провакцинированной, группе была значительно выше, чем в контрольной. Это ясно свидетельствует об уменьшении устойчивости организма к различным инфекционным заболеваниям после вакцинации. Та же закономерность сохранялась и при других патологических воздействиях (бактериальными токсинами, ионизирующим облучением, стрессорными воздействиями и др.).

«Управляя», разрушаем

– Если проецировать полученные Вами данные на людей, то выходит, что после прививки человек становится уязвимым и незащищенным, подверженным любым инфекциям?

– Именно так. Нами экспериментально доказано, что при введении вакцины исходно резистентным (устойчивым к инфекциям) людям, последние становятся более чувствительными к различным инфекционным воздействиям. Если учесть, что большинство людей рождаются резистентными, то можно представить, какой вред наносит массовая вакцинация, уничтожая резистентную, а значит, здоровую популяцию, создавая угрозу эпидемиологическому благополучию общества.

– Почему это происходит? Ведь идея вроде бы красивая: вводим ослабленный возбудитель, организм вырабатывает антитела…

– Это в теории. А на практике мы всегда должны помнить о несовершенстве нашего знания, особенно, когда пытаемся внедриться в такую тонкую и такую сложную сферу человеческого организма! Имунно-нейро-эндокринная система – основная гомеостатическая система организма, и неразумное вмешательство в нее всегда наказуемо. В связи с этим хочется вспомнить слова профессора И.А. Аршавского: «Природа человека очень дорожит своими законами и жестоко наказывает за их нарушения». Господь создал наш организм совершеннейшим, таким, что он может без нашего вмешательства справиться со многими проблемами, и мы должны ему только помогать. А мы вместо этого пытаемся «управлять», но в результате разрушаем.

– Как уже «науправлялись» природой, разрушив экологию планеты, как получили непредсказуемые результаты, «расчленив» атом, теперь вторгаемся в основу жизни – геном. Мы, как малые дети, готовы «расковырять» все и вся, влезть в самые основы мироздания, заложенные Творцом. Имеем ли мы на это право?

– Вот об этом и стоит сегодня задуматься. Тем более врачу, который обязан помнить основной принцип своей работы: «не навреди». В последние годы становится очевидно, что деятельность человека зачастую не просто наносит вред окружающей среде, но угрожает самому существованию человечества; и вакцины вносят существенный вклад в этот разрушительный процесс.

Благословение старца

– Как Вы считаете, можно ли в данном вопросе ссылаться на Священное Писание, и должны ли в обсуждении его принимать участие священники?

– Любая медицинская проблема имеет духовную основу, поэтому при решении данного вопроса можно ссылаться на Священное Писание, и священники должны принимать участие в его обсуждении. Однако полностью перекладывать на них эту проблему просто неразумно! Они слишком мало знают о механизмах функционирования иммунной системы, это сложнейшая медицинская проблема. Решать все эти вопросы должен специалист, но он должен быть, по моему мнению, верующим.

– Определенную роль в Вашей научной судьбе сыграл почитаемый в России старец Кирилл (Павлов). Расскажите об этом.

– Встреча со старцем Кириллом произошла, когда я еще не была вполне воцерковлена. Господь так управил, что я попала к нему в Троице-Сергиеву Лавру в сложный для себя момент; были большие сомнения в правильности выбранного научного пути, я даже думала оставить научную работу. Занимаясь биоритмологическими аспектами иммуномодулирующего эффекта, я столкнулась с проблемой неповторяемости экспериментальных данных. Старец внимательно выслушал меня и благословил продолжать научную работу. Его молитвенная поддержка очень помогла мне, постепенно все образовалось и встало на свои места. Впоследствии я защитила докторскую диссертацию на тему «Адаптационно-биоритмологические основы вариабельности иммуномодулирующего эффекта».

– Вера помогает вам в вашей работе?

– У меня была верующая бабушка, она всё время молилась обо мне, в детстве водила в Храм, причащала. Потом я отошла от веры и вернулась к ней уже после института. Мне представляется, что человек, серьезно занимающийся изучением организма, в частности, иммунной системой, обязательно придет к Богу. Ты видишь такое совершенство, такое создание Божье, что просто начинаешь верить в Творца. Наука не одного человека привела к вере. Вот и я возвратилась к вере через науку.

В современном мире без веры нельзя, это единственная надежда. И сейчас, в сложные времена, надо больше уповать на Бога и молить, чтобы Господь спас наших детей и вывел нас из этого состояния.

Причина разногласий

– Почему, на Ваш взгляд, существует такое различие мнений среди уважаемых православных врачей – воцерковленных или даже облеченных священническим саном – на проблему вакцинации?

– Я думаю, одна из основных причин в том, что у нас мало информации по этим вопросам. Между научными сотрудниками и клиницистами есть разобщенность. Медики фактически дезинформированы. Вот и полученные мною данные опубликованы, в основном, в специальной научной литературе, написаны эти публикации очень сложным языком даже для врачей. Необходимо «перевести» эти работы на более простой язык и сделать их более доступными для врачей, поэтому в последнее время я стараюсь результаты своих экспериментов описывать в популярных газетах, клинических журналах.

Серьезную роль играет также стандартизация мышления. Мы все запомнили с институтской скамьи, что именно иммуномодуляторы и вакцины защищают от различных инфекционных болезней, а вот вторую сторону вопроса мы как-то не обговаривали. А ведь именно отрицательные свойства любого открытия проявляется чаще всего не сразу, порой спустя десятилетия. Это же, кстати, относится и к антибиотикам, гормонам и др.

– Многие практикующие врачи-педиатры, которые отслеживают ребенка лишь до восемнадцати лет, могут не узнать об осложнениях, проявившихся во взрослом возрасте. И даже если заболел ребенок, не всегда очевидны причины болезни.

– Врачам трудно провести параллель между вакцинацией и тем отрицательным следствием, которое она вызывает. Ведь для этого нужно целенаправленно анализировать историю каждого человека и знать научные клинические и экспериментальные данные, полученные о механизме действия вакцин. В частности, вакцинация снижает устойчивость организма к «медленным» инфекциям, т.е. к тем, которые раньше не считались патогенными и мирно сосуществовали с человеком – герпес, хламидии и др. Более того, вакцинация вызывает серьезное напряжение всех адаптационных систем организма. Человеческий организм обладает уникальными адаптационными способностями, многоуровневым типом адаптации, но, к сожалению, даже такой совершенный организм не выдерживает навязываемой вакцинами нагрузки. Ведь введение вакцин начинается сразу же после рождения, когда организм еще не готов к подобным атакам извне! Поэтому одним из самых серьезных осложнений иммунотропной терапии является срыв адаптации организма, вызывающий тяжелейшие расстройства, вплоть до аутоиммунных и онкологических заболеваний.

Говоря простым языком, мы променяли корь и краснуху на рак и лейкемию. Это слова американского педиатра Р. Мендельсона, но наши эксперименты их подтверждают. Срыв адаптации со всеми вытекающими последствиями – осложнение, которое обусловлено календарем прививок, не учитывающим особенности детского организма.

– Но, нельзя же сказать, что врачи, которые лечат детей, хотят причинить им вред?

– Я этого не хочу сказать. Думаю, что все врачи хотят добра, просто необходимо все имеющиеся знания и информацию об отрицательных свойствах вакцин доводить до сведения врачей-клиницистов. Я всю жизнь была научным сотрудником и только после того, как моя родственница получила онкологическое заболевание после неоднократного применения иммуномодуляторов, я поняла, что нужно серьезно заниматься именно клиническими исследованиями и доводить все эти данные до клиницистов-практиков.

Шестого поколения может и не быть

– Профессор Р.С. Аманджолова – в прошлом главный акушер-гинеколог Казахстана – нескольким поколениям кроликов делала все прививки, включенные в национальный календарь, и на пятом поколении кролики … закончились – в результате многочисленных нарушений в репродуктивной сфере. У нас сейчас третье-четвертое поколение полностью привитых людей. Как Вы считаете, человечество тоже может «закончиться» через одно-два поколения в результате вакцинации?

– Я слышала об этих исследованиях. Хочу еще раз подчеркнуть, что в современной медицинской науке уже нет понятия иммунной системы, есть понятие имунно-нейро-эндокринной системы, поскольку все эти системы напрямую связаны между собой, и любое воздействие на одну из них влечет нарушения в других. Воздействуя на иммунитет, мы, тем самым, вызываем нарушения и в нервной, и в эндокринной системах. А что такое патология в репродуктивной сфере? Это нарушение гормонального статуса. Поэтому все эти опасения теоретически вполне оправданы и обоснованы, тем более что жизнь это подтверждает. Ведь ни для кого не секрет, что наши бабушки были значительно здоровее нас, не говоря уже о наших детях и внуках.

– Обычно здесь принято во всем винить экологию.

– Да, но при этом нельзя забывать о том, что вакцины – это средства, ухудшающие экологию человека.

– Каким образом?

– Экология человека зависит от двух моментов: от действия на организм вредных факторов и от чувствительности организма к ним. Нами впервые на экспериментальном и клиническом материале доказано, что все без исключения вакцины повышают чувствительность организма к слабым и средним воздействиям, к которым, как правило, и относятся экологические факторы.

– Иными словами, вакцинация усиливает отрицательный эффект экологически вредных воздействий?

– Именно так. При этом следует учитывать, что все вакцины обладают перекрестной чувствительностью, которая характеризуется тем, что изменение чувствительности наблюдается не к одному какому-либо патологическому воздействию, а одновременно к самым разным по этиологии и патогенезу повреждающим факторам.

– Известно, что в качестве вспомогательных веществ в вакцинах содержатся такие канцерогены как формальдегид, фенол, соли алюминия, ртутьорганическая соль. Усугубляется это тем, что в организм эти яды поступают неестественным путем – уколом, т.е. попадают сразу в кровоток, минуя слизистые. В этом тоже заключена опасность вакцин?

– Сами по себе все эти вещества крайне токсичны для организма человека, а тем более младенца. Сторонники массовой вакцинации говорят о том, что дозы этих ядов в вакцинах слишком малы, чтобы быть опасными (хотя это бездоказательно). Но наши исследования показали, что если все эти вещества вводить в организм в тех же дозах, но без инфекционного агента – т.е. самой вакцины, – их токсический эффект будет одним; если же их ввести в составе вакцины, эффект этот усиливается в десятки раз! Это тоже обусловлено механизмом действия вакцин.

Лечить не болезнь, а больного

– Знакомят ли с этими данными студентов-медиков?

– Очень надеюсь, что студенты должны знать основы вакцинологии. Однако в поликлиниках сегодня работают в основном врачи 50-60-летнего возраста. А ведь когда это поколение получало образование, у нас даже иммунологию не преподавали!

– Наверное, беда нашего времени в том, что молодые специалисты идут туда, где можно заработать, ведь зарплата их чудовищно мала. Когда-то земские врачи были прекрасными диагностами, вылечивали от разных болезней и сами не бедствовали. А сейчас и число врачей увеличилось, и медицинское оборудование появилось, а происходят порой странные вещи: узнаем, что нас лечили не от того, неверно диагноз установили и пр. С чем это связано?

– Основная причина в том, что лечить мы стали хуже, несмотря на обилие аппаратуры. Всю жизнь выдающиеся наши врачи основывались на индивидуальном подходе, лечили не болезнь, а больного. К сожалению, сейчас век стандартов; по каждому заболеванию существует «стандарт лечения», и если врач выходит за его рамки (даже в интересах больного), у него могут быть большие неприятности. А ведь именно в применении иммуномодуляторов и вакцин так важен индивидуальный подход! Тем не менее, его заменили «стандарт», формализм и массовый охват. Считаю, что нельзя подчиняться мировой стандартизации медицины!

– Что же в такой ситуации делать нам, пациентам?

– Я всё-таки считаю, что надо находить тех врачей, которые еще следуют принципу индивидуализации и лечат не болезнь, а больного. Именно за этими врачами будущее.

– Над какой научной проблемой Вы работаете сейчас?

– В настоящее время я занимаюсь, в основном, методологическим аспектом изучения иммуномодулирующего воздействия. Для того, чтобы оценить побочные действия вакцин, необходимо изменить методологию изучения вакцинных препаратов. Мы разработали простые тесты для оценки экологической и эпидемиологической безопасности вакцин. Наши методики могут быть полезны для оценки действия вакцин в клинике.

Дай Бог, чтобы практикующие врачи заинтересовались вашими разработками.

Беседовали Ирина Евсина, Любовь Кантаржи

Вы можете оставить отзыв. Пинг сейчас закрыт.
Гидравлическая система подвижности на сайте http://forthecar.net/ другие новшества полнопилотажного тренажера.

Ваш отзыв